Пошить кофту фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Мы раскажем Вам как своими руками сделать костюм


фото пошить кофту

2017-10-21 08:24 Хотите узнать к чему снятся Брюки во сне? Смотрите что значит, если видишь во сне Брюки по Как сшить или связать модную одежду для кукол своими руками




Одной француженке(Ф) рассказали, что размер члена у мужчины пропорционален размеру его обуви и решает она это проверить, приехав в Россию. Идет по Тверской и видит здоровенного деревенского мужмка(М) с 46-ым размером ботинок она к немую Ф: Слушай переспи со мной я тебе щедро заплачу. М. Да не могу я у меня жена,дети. Ф. Я тебе дам денег для них. М. У меня работа. Ф. Я тебе дам денег за пропущенный день. М. Ну хорошо. Пошли в гостиницу переспали, на утро мужик находит записку: Вот 100 долларов для жены и детей, вот 50 олларов за пропущенный день а еще 150 долларов для того чтобы ты купил себе новые ботинки эти по-моему тебе маловаты.


Глупый хвастает, умный прибедняется.






ЦЕ-ЦЕ Над рекою расцвела черемуха душистая, Шли из бани бабы и пели, голосистые, На гармошке мужики Yesterday лабали И им бабы энти самы дружно подпевали. Шла Верунька Гунькина на свиданье первое, Сс Афанасьем Шлыковым, известным кобелем. И рубашка белая, и галоши новые, И штаны матросские - было все при ем. На Веруньке кофточка - шибко заграничная, Джинсы "Levy Strauss" пошила в ателье. На губах у ней помада вкусная, клубничная, Истомилось тело жаждой в импортном белье. Молодые полегли на бугре под деревом, Тут-то и произошел первый поцелуй. А когда случилось то, во что Верунька верила, Прошептала она тихо: - Афоня, не балуй. Тут вдруг Афанасий вздрогнул, дернулся, застыл, Да Верунька тоже поменялася в лице. Тут у них угас навечно весь любовный пыл, Потому что укусила их муха, бля, це-це. И рыдает весь колхоз над могилой черною, Скорбь, тоска и муки на любом лице. Погубили молодых мухи, бля, тлетворные, Гадкие поганые мухи, бля, це-це. Hoaxer (c)(a)(мое)


В Центральном доме работников искусств чествовали поэта Николая Доризо. Крючков любил и его стихи, и его самого - за веселый нрав, за искренность и компанейство - и пообещал прийти поздравить. Уже выступили все записавшиеся, а Николая Афанасьевича все не было. Наконец дверь распахнулась, и Крючков быстро прошел к сцене. Его встретили аплодисментами, председательствующий жестом пригласил к трибуне: "Скажи несколько слов, Николай Афанасьевич". - А чего ж не сказать... Скажу. Он вручил юбиляру гвоздики, расцеловал его, потом встал за трибуну и развел руками. - До чего мы дожили, дорогие товарищи! Подвез меня приятель до ЦДРИ, пока мы ходили за цветами, какая-то сволочь отломила с радиатора оленя. На кой черт этому стервецу олень? Он что, на грудь его повесит? На цепочку? Как хотите, а если б я его поймал, руки бы обломал. - А что Доризо? - пискнул кто-то в президиуме, но Крючков как и не слышал. - Сволочь! У него что, руки чешутся? Так надо дать ему в руки тачку, и пусть он возит на стройке кирпичи, цемент или раствор - не знаю... Олень-то при чем? - Николай Афанасьевич! - приподнялся над столом председатель. - Вы о Доризо скажите. - А что Доризо? - запнулся Крючков. - О Доризо я как раз ничего плохого сказать не могу. Спасибо за внимание... И под оглушительные аплодисменты он сошел в зал.